На правах бездомного котёнка
22.04.2019 18:35
Не барыня, и без ужина поспит

На правахОт редакции. Автор письма «Поесть не предложили» (№12), подписавшаяся Ассоль, вспоминает о своём детстве, которое пришлось на семидесятые годы. Девочка сталкивалась с равнодушным, жёстким отношением взрослых людей, у которых ей доводилось ночевать: уложили на пол, из еды дали два куска хлеба, а то и вообще ничего. Ассоль делает вывод: «Чужой ребёнок в доме – это испытание, которое выявляет внутреннюю сущность человека».

Всё они прекрасно знают, такие мамы

Удивительно, что своих собственных маму и бабушку автор письма полностью оправдывает, хотя к ним тоже немало вопросов. Я так поняла, что у девочки, спавшей голодной на полу, потом никто не поинтересовался об условиях ночёвки, она молча пережила испытание и не пожаловалась маме. Знала, что той всё равно.

Когда ребёнка на правах бездомного котёнка отдают бездушным людям, чему удивляться? Не надо иллюзий – дескать, мама не имела представления о хозяевах дома, у которых оставила дочку. Всё они прекрасно знают, такие мамы.

Из письма Киры

В 70-е постелить гостю на полу не считалось зазорным

Автор только всех обвиняет! Мать с бабкой буквально подкинули её под забор, а чужие люди виноваты: и постели с перинами перед ней не расстелили, и обедом из трёх блюд не накормили.

Ассоль сама пишет, что пожилая женщина, у которой ей пришлось ночевать, ждала в гости внучку. Сейчас, конечно, не проблема закинуть в машинку постельное бельё, а раньше постирать в деревне было целое дело: воды натаскай, нагрей, руками потри. Зачем бабушке столько суеты ради одной ночёвки чужого ребёнка? Тем более это 70-е годы, постелить гостю на полу не считалось зазорным, особенно когда спальных мест не хватало. Да, к приезду родной внучки всё было настирано-накрахмалено, так и осталось нетронутым. Моя бабушка так же поступала: то, что приготовила для меня, никогда чужим не давала.

И насчёт еды. У одиноких людей часто нет разносолов на столе – перекусят чем-нибудь, да и ладно. Тем более, может, та бабушка пост соблюдала. Дала девочке чаю, ржаного хлеба, голодной ведь не оставила. Понятно, что тогда, будучи ребёнком, Ассоль могла всего этого не понимать, но сейчас-то можно осознать такие элементарные вещи.

Однажды своими ушами слышала разговор двух женщин.

– Оставь у себя мою Ольку до утра, очень нужно.
– Да мне её даже покормить нечем, все продукты впритык рассчитаны, сама знаешь, как живу.
– Подумаешь, Олька не барыня, и без ужина поспит, потерпит. Ничего с ней за одну ночь не случится.

Сразу вспомнила этот случай, прочитав письмо Ассоль. Мне не понравилось, что женщина не рассказала, сколько сама лично приютила, обогрела чужих детей, предоставила им ночлег и питание. Осуждать легко, виноватых искать ещё легче, а что она-то хорошего сделала?

Претензии пусть предъявляет своим родным – почему ей пришлось по чужим углам скитаться, на полу голодной спать. Может, мама с бабушкой и вправят ей мозги, объяснят, что в тот момент такова была суровая необходимость.

Думаю, сами они были благодарны людям, приютившим ребёнка. И только автор письма мусолит свои детские обиды – не приняли её как дорогого гостя.

Из письма Галины

Ненавижу гостей

Ночёвки посторонних в доме вызывают у меня панику. Но уж если человек остался на ночь в моей квартире, то нормальное отношение ему гарантировано, будет спать на крахмальных простынях после плотного ужина. И уйдёт из моего дома, сытно позавтракав, с пирогами в дорогу и поцелуями в макушку. Позволю ли я ему ещё раз туда войти – вопрос спорный, ибо ненавижу гостей.

Племянница жила у меня неделю. Я, злая и вечно бурчащая тётка, гоняла её постоянно, она у меня ни минуты на месте не сидела, работала, как все крестьянские дети. Уехала. А потом мне звонит её мамка, интересуется, чем я девку так баловала, что та в голос ревёт: «Хочу в деревню-ю, хочу к тёте Ане-е!»

Да ничем не баловала. Полоскала ей волосы травяными настоями, читала книги, поскольку у нас принято в доме читать вслух всей семье. Гуляла она у меня до одури. А потом дралась с моим сыном ложками, пытаясь отскрести от огромной чугунной сковородки пригоревшие куски картошки. И это после тазика окрошки! И ведь племянница – самая наипротивнейшая малоежка, которую дома накормить не могут.

В общем, лично мне в голову не придёт кинуть даже чужому ребёнку драное пальто на пол в углу. Хотя людям, подбросившим мне дитятко, я бы потом своё негодование высказала, без свидетелей. Но вот разборки на тему «свой ребёнок – чужой ребёнок», извините, считаю мерзкими и ненормальными.

Из письма Анны Лебедевой,
г. Пикалёво, Ленинградская область

Я благодарна бабушке за то, что не побоялась

Расскажу свою историю. Это случилось не в семидесятые, а уже в двухтысячные. Поехали в отпуск на машине, навигатор сломался, в итоге ночью заблудились. Блуждали-блуждали, заехали в какую-то деревню, где всего несколько домов, фонарей нет, дороги тоже. И бензина осталось не так много: если всю ночь спать сидя в машине с включённым двигателем, то в этой деревне можно застрять надолго.

Вышла на улицу, постучала в окно. В одном доме никто не открыл, в другом с опаской выглянула бабулька. У меня истерика, плачу, говорю, заблудились. Она вышла, посмотрела, а у нас в машине ещё и дети.

Бабушка велела идти в дом, там две комнаты. В одной печь, стол, стулья. Вторая, наверное, спальня, нас туда не позвали. Постелили одеяла прямо на полу у печи, дали чем-то накрыться.

Знаете, это счастье – после дальней дороги вытянуть ноги, после стресса и блужданий по темноте оказаться среди людей, в доме, даже вот так, на полу. Дочь была совсем крошкой, да и сын маленький, но никто им кроватей не предложил. Малышку муж вообще себе на живот положил; сын лёг между нами, головой мне на плечо. Так и спали.

И даже мысли не возникло возмущаться – мол, не те условия предоставили. Я благодарна бабушке за то, что не побоялась, пустила нас, совсем незнакомых, в дом.

Из письма Татьяны

Видно, её окружали холодные люди

Девочка не нужна матери и бабушке. Видно, её окружали холодные люди, которые ею тяготились. Но признаться себе в этом любому человеку тяжело, страшная правда может сделать тебя на всю жизнь несчастным, неполноценным. Если не нужен матери, кому ты вообще нужен?

Страшное письмо написала Ассоль. Люди, бравшие девочку, не были к ней добры, возможно, они просто не смогли отвязаться от её родных, которые сильно упрашивали. Как и автор письма, не понимаю: разве можно не предложить ребёнку поесть, если ты ешь сам? Семидесятые – это не война, не голодное время, в любой семье были хлеб, масло, чай и сахар. Мне кажется, это жестоко – не накормить человека, который ночует у тебя дома.

Думаю, женщину до сих пор гнетёт испытанное в детстве унижение. Постелили на полу, выказав брезгливость, – любому человеку от этого плохо, а уж ребёнку тем более, дети всё воспринимают острее.

Моё мнение: в первую очередь виновата мать ребёнка, нормально не договорилась с людьми. Интересно, как сложилась судьба Ассоль. Сама она добрый человек? Помогает ли детям или только всю жизнь мусолит свои обиды?

Из письма Ноны,
Москва

Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №16, апрель 2019 года