СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Небо и земля Целый час биться в истерике
Целый час биться в истерике
30.07.2019 00:00
Есть такой ритуал

Целый часЗдравствуйте, «Моя Семья»! В октябре прошлого года умер мой свёкор. За свою жизнь я побывала на многих похоронах, но на прощании с отцом любимого мужа испытала настоящий шок.

Свёкор был очень хорошим человеком. Последние годы жестокая болезнь пожирала его заживо – человек угасал на глазах. У свёкра обнаружили прогрессирующий атеросклероз головного мозга. Разум покинул больного ещё лет шесть назад. Всё это время отец супруга провёл в забытьи, лёжа в закрытой комнате. Он сильно мучился, ухаживать за ним приходилось с большим трудом. Снимал с себя подгузники, портил мебель и обои, плохо ел и целыми днями кричал. Многие детали я намеренно опускаю – никому и никогда не пожелаю такой болезни, это настоящий ад на земле. Могу лишь сказать, что все до единого родственники испытали облегчение, когда свёкор наконец-то отмучился. Словно гора с плеч свалилась.

Мы с мужем приехали ночью – его отец жил в глухой глубинке. К тому моменту покойного уже отвезли в морг. Дальнейшее меня поразило до глубины души. Свекровь встретила нас громкой ритуальной песней. Смысл её заключался в том, что мы долго ехали для прощания, но наконец-то приехали.

Утром отправились в ритуальную контору заказывать необходимые услуги и покупать сопутствующие товары. Продавец не забыла ничего – всучила нам гигантскую пачку свечей разных размеров и для различных обрядов, сотню полотенец для гостей и даже снаряжение для отпевания, вплоть до углей для кадила. С сожалением наблюдала этот контраст: если похороны для одних – горе, то для других – шикарная возможность заработать.

Я сделала глупость и влезла с предложением приобрести гроб попроще, с бюджетной обивкой. Просто знала, что свекровь и золовка стеснены в средствах, обе утопают в набранных кредитах. Однако в итоге гроб они выбрали очень дорогой. Венки подобрали тоже весьма не дешёвые. Дальше последовала закупка продуктов для поминок. Когда вспоминаю об этом, у меня до сих пор глаз дёргается.

Родственники приобрели ингредиенты для трёх салатов, фрукты как на юбилейный банкет, пять сортов колбасы, три вида рыбы, вина, лимонад, соки, и это ещё далеко не весь список. Позже оказалось, что десяти видов блюд для 50 гостей недостаточно и недостойно. Племянник уехал докупать говядину для салата и куриные ножки.

На столик рядом с гробом положили ложку, хлеб, груду конфет и печений, поставили воду, соль, ассортимент свечей, тарелки, добавили полотенца, платки и вазы. Когда привезли из морга гроб с покойным, я сказала огромное спасибо своей интуиции. Слава богу, перед поездкой убедила мужа, что на похороны не стоит брать дочерей, потому что свекровь, золовка и сёстры свёкра выли, рыдали и орали так, что кровь стыла в жилах. И это действо продолжалось час! Целый час они кидались на гроб с причитаниями. Я еле осталась жива после этого зрелища. Затем они всё же принялись читать молитвы.

Но это ещё не всё. Накануне похорон свекровь назвала ещё один обычай, который мы должны исполнить на кладбище. Мол, есть такой ритуал: когда отца закопают, всем родственникам следует зайти с задней стороны креста, упасть на колени и хором со слезами попросить у покойного прощения. Я пребывала в трансе от услышанного.

В день похорон все встали рано. Через полчаса пришли певчие и пели до одиннадцати утра. Параллельно с этим постоянно кто-нибудь прибегал, и начинались поиски нужных вещей, которые кладут в гроб. Я поняла, что больше всего меня удивило в этой ситуации. Свёкор лежал больной несколько лет, но в доме не оказалось никакого запаса на случай его ухода. Обычно собирают для человека «гробовые» вещи, в которых будут хоронить. Я сторонник рационального подхода и к предстоящим событиям приготовилась бы заранее. Зато было много плача, чтений и песен. Я даже немного привыкла к этим причитаниям – на третий день.
Сама церемония показалась очень растянутой. Пока несли гроб, несколько раз останавливались для прощания. В остальном было похоже на обычные похороны. Прощания позади креста не случилось – видимо, мой муж и золовка всё-таки отказались. Наконец-то кончился тот день.

Зато довольно интересной мне показалась такая традиция: на следующее утро родственники принесли на свежую могилу завтрак. Собрались близкие и ели принесённую снедь, поминали усопшего. У нас в городе похороны проходят по-другому, и в деревнях я тоже бывала на похоронах. Не по себе мне от такого прощания. И на то есть причины.

До сих пор, когда разбираю вещи в шкафу, натыкаюсь на два не проявленных цилиндра со старыми фотоплёнками. И тихо вздыхаю. Лежат плёнки очень давно. Одна – с похорон отца. На них «любимая» тётушка весьма рьяно позировала перед фотокамерой у гроба и меня тащила встать рядом. Мне тогда было 15 лет. Только плёнку почему-то она себе не забрала.

Вторая снята уже при моём замужестве. Фотографировались всей семьёй. Прошло столько лет, а я, натыкаясь на эти две кассеты, всё ещё смотрю на них. На одной – молодость и беззаботность, на другой – смерть и горе. Сама порой не понимаю, почему до сих пор не проявила свою плёнку. Но я не могу понять, где какая плёнка, а видеть кадры с похорон даже случайно не хочу. Наверное, выкину обе. С глаз долой!

Не хочу показаться бездушной и осуждать людей, у которых приключилось огромное горе. Свёкор был неплохим мужиком и отличным дедом. Сильно переживал племянник мужа. Свёкор для него был и отцом, и дедом, и наставником. Я много родственников похоронила, но до сих пор вспоминаю прощание со свёкром с содроганием. Когда бьются и воют в дикой истерике не только жена покойного, но и её сестра, и даже соседки – это, мягко говоря, очень странно. На мой взгляд, подобное поведение слишком далеко от канонов православия и вообще напоминает какое-то возвращение в язычество. А поминальный стол с царским размахом и все эти дикие обычаи на кладбище – вообще безумство и мракобесие.

Из письма Екатерины
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №30, июль 2019 года