Зая, я перезвоню
29.10.2019 00:00
Батюшка до сих пор не знает, что людям нравится в его храме

ЗаяОднажды я смотрел видео выступления современного скрипача-виртуоза. Неожиданно в зале, где сидела солидная публика, у кого-то запиликал мобильный телефон. По мелодии все моментально узнали характерные позывные «Нокии». Узнал их и музыкант. Он отреагировал на это хамство как настоящий художник – элегантно, с юмором и экспромтом. Прервал свою партию и исполнил на скрипке мелодию мобильника, под смех и аплодисменты зала. Улыбнулся и виновник переполоха, хотя и покраснел.

Когда я вспоминаю тот случай, иногда жалею, что священники во время службы не могут ответить, как тот скрипач. Даже если в храме кто-нибудь заиграет на гармони, батюшка обязан продолжать литургию. И уж тем более он не должен обращать внимание, если у кого-нибудь заиграл в кармане нежно любимый телефон. Хотя он лучше всех знает, как такие звуки мешают молящимся людям. Несмотря на объявления на дверях храмов, убеждающие людей выключать телефоны или хотя бы убрать звук, меньше таких инцидентов не становится.

Но и церковь тоже учится на боевом опыте.

Один мой знакомый давно собирает интересные церковные объявления со всех концов страны. Коллекционировать их он начал ещё в девяностые, когда простота нравов приходской жизни трогала наивным очарованием. Здесь и просьбы пожертвовать на храм дровами, и обращение к рыбакам округи помочь рыбкой котам и собачкам при храме. Есть и редкое объявление, увиденное приятелем в одном сибирском храме, о сборе средств на восстановление старинной, ещё царских времён, электропроводки.

Современные объявления тоже порой заставляют улыбнуться. «Подпевать хору не благословляется». «В храме ведётся видеонаблюдение. А ещё всё видит Бог». «Братья и сёстры! Курение вредит вашему здоровью, а курение рядом с храмом вообще может его серьёзно подорвать». «Пожалуйста, закрывайте эту дверь – вкусные запахи отвлекают от молитвы. Спаси вас Господи!» В последнем случае, видимо, речь идёт о двери трапезной.

Но ни одно из этих воззваний не может соперничать по количеству напоминаний о выключении перед службой мобильников.

«В храме связь только с Богом», – гениально сочинил какой-то батюшка. «Отключи меня в храме, я хочу помолчать», – умоляет рисованный, судя по всему, матушкиной рукой мобильничек, пускающий слезу за непутёвого хозяина.

Одно объявление в своё время меня поразило до глубины души. Жаль, батюшка оказался очень строгим и съёмку в храме категорически не разрешил. Но содержание самых изысканных частей текста я примерно запомнил. Наверное, их автору в семинарии поручали творческие задания – что-то вроде стенгазеты.

«Я звоню в храме, безумный человече! – гласил сей памятник новоцерковной словесности. – Мнишь, что ты являешься моим хозяином и носишь меня в своём кармане? Но это я твой хозяин! Ты у меня на поводке. Ты пришёл к Богу, а сатана спрятался во мне и не даёт тебе приблизиться к Господу. Я звоню, человече! Я звоню, а ты молчишь!»

Но чаще можно встретить различные варианты следующего грозного предостережения, которое необычайно распространено и путешествует сегодня от одного прихода к другому: «Аще кто по забвению или по неразумению своему не отключил глас телефона своего, сотовым нареченный, и тот телефон на Богослужении возопит гласом непотребным, будет телефон тот незамедлительно изъят и с молитвой погружен в воду святую, дабы не осквернял благочестие в храме и другим в назидание».
Во как!

Обычно нецерковные люди принимают эти слова за чистую монету. В их представлении звонящие телефоны изымают и помещают в воду мракобесные православные дружинники или хмурые казаки. «Конечно, это шутка, хоть и горькая, – говорит мой знакомый московский батюшка, отец Алексей. – Никто, разумеется, телефоны не бросает в святую воду по той простой причине, что эти действия точно так же нарушают церковную дисциплину, не говоря уже о гражданском законе. Хотя я такие объявления не одобряю, должен отметить, что в качестве меры устрашения эти объявления работают, профилактика отличная. Разговаривал с новообращёнными – некоторые действительно побаиваются «мобильных рейдов». Но если серьёзно, то, конечно, достали».

Эти слова батюшка Алексей сказал напоследок и попросил на всякий случай изменить его имя.
Другие священники вспоминали, что благочинный собрал их на совещание и просил подумать, что ещё можно сделать с несознательными владельцами звонящих трубок в церкви. Толком ничего не придумали, хотя предложение одного молодого отца понравилось. Он подал мысль использовать на приходах маломощные глушилки. Другая идея: создать в храме сеть вай-фай с обязательной рассылкой во время службы напоминаний о выключении телефонов. Хотя непонятно – даже если эта сеть заработает, телефон всё равно должен запиликать при доставке сообщения.

А я помню историю, которую мне поведал один знакомый. Он ходит в храм, где служит очень молитвенный, строгий, но при этом страшно оригинальный батюшка. Однажды в их церковь во время литургии вошла гламурная девица. С небрежно наброшенным шарфиком, едва прикрывающим декольте, с тонной штукатурки, с «подкачанными» губами – в общем, хорошо узнаваемый типаж.

Она какое-то время бодалась с бабками в свечной лавке, но всё же свечи купила и поспешила к иконе какого-то святого. Зажгла, неумело поставила, затем сложила ладони по-католически – видимо, подсмотрела в каком-нибудь фильме. И вдруг у этой красотули зазвонил айфон. «Алё, зай, я сейчас не могу. Я в храме, – приняла вызов девица, совершенно не смущаясь, что рядом проходил священник с кадилом. – Говорю же – я в храме! Да. Здесь нормальненько так… Иконки, круглые штучки всякие. А самое красивое, что мне больше всего понравилось…»

Договорить девушка не успела – её вынесла к дверям храма стайка совершенно озверевших шипящих старушек.

После службы эти верные бабушки приступили к отцу настоятелю и принялись жаловаться: мол, сколько можно терпеть святотатство? Надо же какие-то меры принимать, а то ходят и звонят, ходят и звонят. Однако уставший батюшка пребывал в созерцательном расположении духа.

– Ну и что же вы её не расспросили? – глядя куда-то поверх старушечьих голов, поинтересовался священник.
– Что не расспросили? – не поняли бабки.
– О том, что ей больше всего понравилось в нашем храме, – пояснил настоятель. – Сначала надо было узнать, а потом вышвыривать человека. А то непорядок – сколько лет служу, а сам не знаю, что самое красивое в нашем храме. Вы уж на будущее спрашивайте!

Бабульки перепугались до смерти. Извинились и спешно ретировались по своим делам. Видимо, восприняли слова батюшки как прямое благословение. С тех пор, как только у кого-нибудь из «захожан» звонил телефон, они сопровождали человека до дверей, а потом интересовались, чем ему храм больше всего понравился – мол, сам батюшка просил узнать. Обычно хозяева не вовремя заголосивших телефонов извинялись и спешили не только выключить бесовский аппарат, а поскорее убраться прочь.

«Но был случай, когда я понял, что нам следует терпеть «звонилки», – поведал отец Алексей. – Пару лет назад служил по благословению нашего архиерея в одном небольшом храме, почти сельском. Церквушка маленькая, дореволюционная, уютная. Обстановка, сам понимаешь, камерная. И вдруг у одного мужика завыл телефон. Именно завыл – у него в качестве рингтона был установлен сигнал сирены. Другой бы с извиняющимся видом выскочил из храма, а этот принял звонок! Тут уж я и не выдержал.

Как раз перед началом причастия дело было, когда я смог сделать паузу в службе. Очень жёстко отчитал того дядю за нарушение церковного порядка, за отсутствие малейшего почтения к святыне – и так далее, по списку. Мужик извинился, быстро вышел из церкви. Через десять минут после причастия, когда все прикладывались к кресту и я уже собирался делать отпуст, подошёл и злостный нарушитель. Приложился, ещё раз извинился. «Простите, – говорит, – батюшка. Я хирург. В кои-то веки на службе решил побывать, а тут – срочный вызов, не мог не ответить. Всё, надо бежать. Извините ради Бога!»

Тогда и я понял, что разные случаи бывают. Бог не просто так этого дядю ко мне в храм привёл. Так что хотим мы того или нет, придётся нам по мере сил терпеть все эти звоночки. Даже если абонент для наших слов временно недоступен».

Дмитрий БОЛОТНИКОВ
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №43, октябрь 2019 года