СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Богема Елена Летучая: Я ныряла в Байкал, доставала со дна покрышки
Елена Летучая: Я ныряла в Байкал, доставала со дна покрышки
22.11.2021 00:00
ЛетучаяТелезвезда, телепродюсер и женщина, прекрасная во всех отношениях, – Елена Летучая не боится перемен. Она меняет места жительства, сферы деятельности, образы, и, кажется, ей всё по плечу. Окончила в Благовещенске финансово-экономический колледж, несколько лет успешно работала финансистом и вдруг в 27 лет отправилась в Москву. Взлетела на телевизионный Олимп, стала не просто самой честной, справедливой и смелой телеведущей, но и повела за собой учеников, последователей. Сейчас Елена Летучая вышла на новый уровень. Она борется за жизнь всей планеты.

– Елена, у вас очень широкий круг занятий – телевидение, съёмка фильмов, защита природы. Расскажите о самой важной для вас деятельности.
– Я являюсь послом Всемирного фонда дикой природы и в рамках этой работы посещаю много мест в нашей стране. В прошлом году, например, в Алтайском крае мы сняли большой фильм, который назвали «Человек Земли. Алтай». Там подняли тему вымирания алтайских снежных барсов – ирбисов. Мы работали на границе с Монголией в национальном парке «Сайлюгемский». Жили в полевых условиях вместе с другими участниками экспедиции – экологами.
В июне этого года состоялась поездка в Приморский край, я посетила Дальневосточный морской заповедник. Там мы обратили внимание всего мира на проблему местных животных. Они называются ларги, это водное млекопитающее вроде нерпы. Они гибнут от попавших в океан рыболовецких сетей. Это была невероятная экспедиция, которая помогла раскрыть множество экологических проблем в Приморье.

Также в рамках работы по спасению окружающей среды я побывала в разных городах страны. В Калужской области местные жители обращались к нам с жалобами на экологическую обстановку. Мусороперерабатывающий завод в Перемышле отравляет воздух, а отходы попадают в почву. А там люди живут, поблизости населённые пункты. Людям просто дышать нечем. После нашей поездки правоохранительные органы заинтересовались этим заводом. А в Кирове существует лишь один мусорный полигон, который практически заполнен, больше мусор свозить некуда. Нас поддержали многие кировчане-волонтёры, они занялись этим вопросом.

Мы летали на Байкал, где провели очистку берегов Ангары и дна Байкала от старых покрышек. Я сама ныряла в озеро, доставала со дна покрышки. Это одна из самых больших местных проблем, ведь когда-то считалось, что покрышки помогают укрепить берег. Но они ничего не укрепляют, а попадают на дно, где выделяют вредные химические вещества.

Я надеюсь, мы и дальше будем проводить экологические акции. И вместе с фондом, и я сама – отдельно. Скажу лично о себе. Я считаю, что известность даётся не только ради того, чтобы ходить по красным дорожкам. А для того чтобы привлекать внимание к очень важным аспектам жизни. Чтобы люди понимали: мусорить на пляжах – нельзя, разделять мусор – не так трудно. Когда я снимала для Первого канала два фильма, которые назывались «Без мусора в голове», сама приехала на мусоросортировочные станции в Москве и разговаривала с руководителем одной такой станции. Многие думают, что у себя дома мы разделяем мусор, а потом всё равно пакеты бросают в одну машину. На самом деле это не так. Даже если вы всего лишь завели дома два пакета, в один из которых собираете только пищевой биоразлагаемый мусор – картофельные очистки, кожуру, остатки пищи, а в другой – все остальные отходы, которые годятся для переработки, то тем самым уже помогаете мусоросортировочным станциям. Начинается всё с каждого дома, с каждой семьи.

ЛетучаяЯ сама стояла у мусороразделительной ленты. И видела, как пищевые отходы, перемешанные с полезным мусором, приводят его в негодность. Например, портят бумагу, а ведь её можно переработать! Я видела, как тяжело сортировать пластик, обмазанный разложившимся перегноем, пищевыми отходами. Так что, просто разделяя дома мусор по двум пакетам, вы уже помогаете увеличивать переработку. Вот тогда можно говорить о своём статусе цивилизованного человека.

– Вы почётный волонтёр и активист многочисленных экологических программ. Как вы оцениваете состояние природы в нашей стране? На каком уровне находится вопрос её сохранения?
– Это касается не только нашей страны, экологическая катастрофа происходит во всём мире. Даже притом что многие государства ввели у себя практически стопроцентную переработку отходов. Например, Германия, где я снимала эпизоды фильма «Без мусора в голове». И всё-таки мир находится в катастрофическом положении. Всё это отражается на климате и, конечно, является делом каждого, а не только государственной проблемой. Некоторые считают: пусть правительство занимается подобным, а я буду жить как привык. Но так не пойдёт! Это долг любого из нас. Каждый должен понимать – это касается его лично!

Очень жалею, что у нас нет экологического образования, а ведь оно должно начинаться с яслей и продолжаться до одиннадцатого класса. А я бы ввела ещё и экологические курсы для взрослых. Должны существовать компании, материально заинтересованные в сохранении окружающей среды. Например, ввести систему возврата денег от каждой сданной бутылки, от каждого сданного предмета бытовой техники. Тут даже ничего придумывать не нужно! Это всё уже есть в передовых странах. Там каждый человек понимает: если выбросил мусор не в тот бак, если смешал разные виды мусора, то получишь штраф от пятисот евро. А вот если человек собрал бутылки и в магазине бросил их в специальный автомат, то он получит по евро за каждую бутылку. Если у тебя дома сломались стиральная машина, компьютер, другая техника, то везёшь их в специальную фирму и получаешь за это налоговое послабление либо просто деньги на карту.

Такие меры на государственном уровне помогают людям понять ситуацию и стимулируют их экологическое мышление. Иначе мы просто не выживем.

– Елена, в ближайшее время выходит ваша новая книга. Расскажите, пожалуйста, о ней.
– Да, в ноябре в рамках проекта «Волшебник Лексикон» мы совместно с Фондом дикой природы выпускаем книгу для детей. Она о приключениях волшебника Лексикона, который дружит с хорошими словами, борется со словами-паразитами и учит двух других маленьких персонажей – мальчика Диму и девочку Лену – важным вещам, формирующим личность ребёнка. Например, уважать старших, дружить, бережно относиться к природе. Эта книга познакомит маленьких читателей с десятью главными животными, охраняемыми в нашей стране. Книга совсем скоро появится в магазинах, а с продажи каждого экземпляра во Всемирный фонд дикой природы будут уходить проценты. Их потратят на помощь тем самым животным, описанным в книге.

– В одном интервью вы сказали: «Я – самодостаточная и гиперответственная. Люблю всё контролировать, я строгий руководитель. А обидеть меня невозможно. У меня обострённое чувство справедливости». Вы просто самурай, женщина-ниндзя. Неужели ни на кого не обижаетесь? Как выработать это качество?
– Ну послушайте, мне сорок два года, я человек, который сделал себя сам, прошла через многое, чтобы стать тем, у кого вы сейчас берёте интервью. Если кто-нибудь намеренно пытается причинить мне неприятность в социальных сетях или в жизни, то мне очень жаль этого человека. Потому что в первую очередь он делает плохо себе. Я никогда не участвую в конфликтах. Ни в одном скандале вы не увидите моего комментария. А люди, которые несут негатив, в первую очередь несут его себе. Эффект бумеранга существует, я уверена. Я проверила это! Потому ни на кого не обижаюсь. И сама стараюсь никогда никого не обсуждать. Видите, всё очень просто.



– Расскажите о своём любимом питомце. У вас ведь собака породы акита-ину? Как её зовут? Хатико?
– Мою собаку зовут Акита. Сначала я её назвала другим именем, а потом поняла, что Акита подходит больше. Но у меня не чистокровная акита-ину. У моей собаки мама – японская акита-ину, а папа – аляскинский маламут. Это очень сложная порода. Но я уверена, что питомцы похожи на своих хозяев. Моя собака – абсолютная моя копия. С таким же сложным характером. Такая же красивая, не буду скромничать. Очень её люблю, у нас прекрасные отношения. Её подарил муж, и это был для меня огромный сюрприз.

– Работая в «Ревизорро», вы говорили, что падали от усталости, у вас даже остались шрамы. А ведь многим кажется, что труд телеведущей лёгок и приятен. Расскажите об изнанке работы на ТВ. С чем приходилось смиряться, чем рисковать?
– Когда зрители смотрели программу «Ревизорро», они вряд ли понимали, что еженедельная часовая программа – это очень жёсткий режим. Он не позволяет иметь ни одного выходного дня. Я снимала эту программу шесть лет. И за шесть лет у меня не было ни одного полноценного выходного! И когда в программе произошёл вынужденный простой, я тут же улетела в Индонезию и спала неделю. Просто спала. У меня был жутчайший стресс.

Долго жаловаться не буду, потому что эта программа сделала меня популярной. Я ей очень благодарна. Вдобавок она позволила мне стать профессиональной телеведущей, ведь формат, в котором я работала, многим нынешним ведущим вообще не под силу. Заплатила бы я ещё раз такую цену за тот статус, который имею сейчас? Сложно сказать. Тогда я старалась сделать программу социально важной. Старалась быть такой телеведущей, на которую смотрели бы и говорили: «Я тоже так хочу». У меня всё это получилось. И муж появился в самый правильный момент. И я в правильный момент ушла из «Ревизорро», ни секунды не жалею об этом.

Это была хорошая программа. Если бы не случилось конфликта с руководством телеканала «Пятница», я уверена, что программа продолжала бы жить с другой ведущей. И, несмотря на раздутый в прессе конфликт, я очень благодарна руководителю канала Николаю Борисовичу Картозии за доверие, за то, что разглядел во мне талант. Хотя мы больше не общаемся, я ему благодарна.

– А это правда, что первую зарплату вы получили как уборщица?
– Первая работа была предоставлена мне отцом, когда я ещё училась в школе. Это происходило в Амурской области. Меня очень рано приучали к труду. Папа, инженер-строитель, сказал: «Хочешь заработать первые денежки – пожалуйста, работай у меня в строительной лаборатории. Там надо убирать». А в лаборатории испытывали строительные материалы – кирпичи, битум и другие. То есть там было невероятно грязно! Но я старалась, и всё стало чисто. Так я получила свою первую зарплату, которую потратила на подарки родителям. А себе купила помаду, почему-то фиолетового цвета. (Смеётся.) Но я была счастлива. Неважно, кем ты работаешь. Важно, что зарабатываешь сам, а не висишь на чужой шее. В нашей стране недооценены профессии уборщицы, официанта и многие другие, но ведь не стыдно работать нигде! А вот попрошайничать или паразитировать – стыдно.

– У вас очень сильная энергетика, высокий интеллект, вы умны, талантливы, вас любит камера. Скажите, как вы сами объясняете такой букет достоинств? Долгая работа над собой? Гены?
– Сыграл свою роль и талант, который во мне разглядели. А где-то пришлось вложить особенно много труда. Я абсолютный трудоголик, я – фанатик работы. Очень люблю делать всё идеально. Здесь одного таланта мало, без рвения к труду ничего не получится.

– Кто или что повлияло на вас в детстве больше всего?
– Даю вам интервью с такой целью: чтобы люди, которые его прочитают, никогда ничего не боялись. Чтобы поняли – никогда ничего не поздно. Не существует возраста, когда нельзя всё поменять. В двадцать семь лет я полностью сменила профессию. Была финансистом, стала редактором на телевидении, потом телеведущей. И в жизни мне очень помогает совет бабушки: никогда никого не осуждай, пока не встанешь на место этого человека и не поймёшь, почему он так поступил.

– Вы возглавляете Школу кино и телевидения «Останкино». Как оцениваете новейшее поколение телевизионщиков-журналистов?
– Я являюсь художественным руководителем Школы кино и телевидения, которую сама когда-то окончила. Там всегда были и очень талантливые люди, которые рвутся работать, и те, кто приходит туда просто ради галочки. Вот тем, кто рвётся, мы помогаем. Я их потом встречаю в редакциях. Кто хочет, тот всегда найдёт свой путь.

– Есть мнение, что телевидение подходит к своему логическому концу, скоро его заменит интернет. Ведь действительно, молодёжь телек почти не смотрит. Как вы думаете, есть ли у телевидения будущее?
– Я не Ванга, я не знаю. Сразу вспоминается один из моих любимых советских фильмов «Москва слезам не верит». Помните слова одного из главных героев: «Кино, театры – всё умрёт. Останется одно сплошное телевидение». А я хочу сказать, что телевидение никогда не умрёт. Оно будет трансформироваться, как и Ютуб, как все прочие площадки. Это хорошо. Это течение времени, движение в лучшую сторону.



– Хочется задать вопрос на женскую тему. Глянцевые журналы, реклама, телевидение пропагандируют вечно молодую, стройную, здоровую женщину. Не кажется ли вам, что это ущемляет права женщин?
– Я бы разделила эти два понятия – женщина в России и женщина в других странах. Потому что у нас на девушек оказывается прессинг с юного возраста. Девушке всего двадцать два – двадцать три года, а она уже всем должна! Для меня это очень неправильная тенденция. Главное для женщины – это её счастье, занятие любимым делом. Это её путь к успеху. Женщина никому не должна! Пусть выглядит так, как считает правильным. Если не занимается собой и весит больше девяноста, но при этом счастлива, то пускай выглядит так! Общество не должно загонять её в рамки. Но в то же время соглашусь с мнением, что в Америке и других западных странах есть перебор с этой свободой. В целом я за феминизм в его начальном проявлении, когда у всех есть права и свободы. А тот феминизм, который сейчас, я не поддерживаю, потому что он ущемляет права мужчин. Я всё-таки за гармонию в данном вопросе.

– На какие жертвы вы готовы ради внешней красоты?
– Если вы о пластике – думаю, после шестидесяти я её сделаю, потому что хочу быть красивой и в этом возрасте. Но в то же время не стремлюсь изменять свою внешность. Я сейчас активно занимаюсь спортом, правильно питаюсь, делаю всё, чтобы долго выглядеть молодо, но не скрываю своих морщин. Не подкалываю морщинки под глазами, потому что они передают моё мироощущение. Женщины, которые полностью «затягивают» себя, выглядят смешно. Я и здесь выступаю за меру, за сохранение естественности. И за здоровье. Потому что красота – это и есть здоровье.

– Вы объездили всю Россию и весь мир. Скажите, где чувствуете себя максимально комфортно? Есть ли рай на земле?
– Конкретно сейчас я лежу в ванне на Мальдивах. Но, где бы ни находилась, чувствую себя как в раю на земле. Хотя в данный момент здесь шторм. Я очень люблю жизнь. Дома, на съёмочной площадке, в Москве, Калуге, Екатеринбурге, на Камчатке – везде чувствую себя хорошо. Я уже максимально счастливый человек. У меня есть семья, она всегда на первом месте, и ничто её с этого места не сдвинет. Моя семья – родители, муж, родители и дети мужа. Всё это – моя большая семья. Я её всегда хотела, она у меня есть, и я счастлива. А потом – работа, карьера, ну и всё остальное.

Расспрашивала
Марина ХАКИМОВА-ГАТЦЕМАЙЕР
Фото из личного архива

Опубликовано в №45, ноябрь 2021 года