СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Небо и земля Отважимся на крайнее средство
Отважимся на крайнее средство
01.09.2015 16:25
«Молиться о ней – всё равно что дьявола на плечи посадить»

Пожалуй, отважимся на крайнее средствоПривет редакции «Моя Семья» и всем читателям любимой газеты! Хочу рассказать историю из жизни.

Была у моей мамы подруга. Сначала просто общались как соседи, а затем подружились. Звали её тётя Зина. Эта женщина – из тех, что коня на скаку остановят. Труженица и мастерица, хорошая хозяюшка. На своём веку ей пришлось всякого хлебнуть. Рано осталась без матери, отец привёл мачеху. А та поскорей спихнула девчонку на свои хлеба. Была у тёти Зины сестричка, да умерла совсем молодой. Всё умела Зина: прясть, вышивать, шить, печь хлеб и пироги. Более того, делала мужскую работу, могла и плитку класть, и стяжку полов делать. Это потому, что муж был, как говорится, её противоположностью: маленький, щупленький, нерешительный и неумелый. Правда, кулаками на тётю Зину махать не боялся, да и попивал прилично. Родили они четверых детей – все девчонки. Построили дом, посадили сад.

Работала тётя Зина дояркой и дома завела хозяйство: овцы, корова, поросята, птица. Муж помогал, конечно, но движущей силой была она. Девочки все хорошие, но больше остальных выделяла тётя Зина одну – Дашу. Может, потому что была Даша очень похожа на неё – и внешне, и нравом. Такая же быстрая, хваткая, сметливая. Только тётя Зина открытая и прямая, а Даша – с хитрецой.

Всех девочек тётя Зина выдала замуж, всем справила приданое. Внуки пошли – вернее, внучки. Одна за другой. Вот только у Даши с мужем Жорой почему-то детей не было. Годы идут, у одноклассников дети уже в школу ходят, а тут – такая беда. Жильё они получили ведомственное, работа у обоих хорошая, а для кого стараются? Племянниц задаривают, нянчатся с ними, а сами грустят.

Тётя Зина заметила, что Даша с Жорой стали попивать с тоски. Кинулась она тогда с Дашей по больницам ходить, народными средствами лечиться, в санатории Даша ездила. Вроде бы и в норме всё у дочери, а детей нет. Однажды тётя Зина проговорилась, что есть одно крайнее средство. Пожалуй, надо на него отважиться.

А нужно сказать, что верующей тётя Зина не была. Так, куличи на Пасху пекла, яйца красила, да и только. Правда, дочек учила не вязать, не стирать, не убирать по церковным праздникам. Помнится, моя мама ей говорила: «Всё от Бога, Зина. Богу надо молиться». А та отвечала: «Я всю жизнь только на себя надеялась и всего, что имею, добилась сама». Мол, Бог-то тут причём?

И вот мы узнали, что Даша наконец забеременела. Все радовались за них, желали тёте Зине внука. И родился мальчик! Слабенький, но такой славненький. А ещё через пару лет и второй мальчик «нашёлся» у Даши.

Тётя Зина же стала прихварывать, жаловалась, что тяжело ей хозяйство обходить да нескольких внучат нянчить. Хочется хоть иногда отдохнуть. А отдыхать тётя Зина без песни не могла.

Моя мама чудесно пела, знала множество песен. И ещё одна подруга у них была, знатная певунья. Она выступала первым голосом, вытягивала верхние ноты. Мама пела вторым голосом и отвечала за репертуар – быстро вспоминала подходящие песни и слова. А тётя Зина настолько естественно дополняла их дуэт, что без неё так ладно всё и не звучало бы.

Как они пели! Если б вы знали, какие народные песни знали! Все вокруг заслушивались. Бывало, кто-то не выдерживал и присоединялся. А уж мы, дети, когда родители собирались и пели, просто обливались слезами над красивыми украинскими или русскими народными песнями. Особенно мне запомнилась одна: как мать выдала дочь замуж, а та была несчастна.

И вот однажды наступили праздники. Даша с двумя маленькими детьми была у тёти Зины. Дети приболели. На Духов день отпросилась тётя Зина у Даши к подругам – посидеть, попеть. То ли Даше показалось, что матери долго не было, то ли просто приревновала к подругам, но когда та вернулась, она встретила её с кулаками. Соседка рассказывала, что Даша обзывала мать «алкоголичкой» (что было гнусной ложью) и «ледащей» (это уж вообще ни в какие ворота), говорила, что бросила её одну с двумя детьми и сбежала. Думается мне, что-то у них там ещё случилось, о чём знает лишь сама Даша, да молчит. Говорят, и муж тёти Зины к скандалу подключился.

Но факт остаётся фактом: мать долго сидела на крыльце, плакала, а потом пропала. И нашла её Даша через какое-то время висящей на чердаке. Тапочки аккуратно стояли рядышком – вверх подошвами.

Все ужаснулись. В Духов день любимая дочь, надежда тёти Зины, так обидела мать, что та решилась на страшный грех! Похороны были кошмарными. И кошмарными были мои сны в то время. Долго снилась тётя Зина. То босой на табуретке, то в гробу почему-то на крыше котельной, а ещё страшной, протягивающей ко мне длинные костлявые руки и пытающейся что-то сказать оскалившимся ртом. О чём сказать? Все знают, о чём: самоубийцу не отпели. Как там у Некрасова:
И пришлось нам нежданно-негаданно
Хоронить молодого стрелка,
Без церковного пенья, без ладана,
Без всего, чем могила крепка.

Даша после смерти тёти Зины ездила по церквям, монастырям, упрашивала «запечатать могилу» мамы (так называемое заочное отпевание в храме. – Ред.). Плакала просто до рвоты. Видимо, мучило её что-то, но вслух она себя не винила.

Однажды Даша упросила мою маму, и они поехали в глухое село. Там, говорили, был очень душевный батюшка. Мама отговаривала её, знала, что это бесполезно, но согласилась. Уж так Даша голосила, что сердце рвалось.

Выслушал её батюшка и сказал:
– Вы видели, что мать сидит, плачет?
– Видела в окошко.
– Так что же вы не вышли и хотя бы два слова ей не сказали: «Мать, иди в дом, может, я что-то не то сказала в сердцах, прости». А молиться о ней я не стану. Это всё равно что дьявола на плечи посадить.

Потом у Даши всё покатилось в бездну. Пить начала горько, потеряла работу. Внезапно умер муж Жора, которого безумно любили мальчишки, отца сбила насмерть машина. За долги отобрали жильё. Сыночки её росли у соседей, друзей или родственников. Дальше – лишение материнских прав. Теперь это опустившийся человек. Взрослые сыновья пытаются не потеряться в этой жизни. Бывает, поколачивают её, пьяную.

Вот написала и заплакала. Боже, прости нас! Сами не ведаем, что творим. Наверное, все поняли, что тем крайним средством была колдунья. Быстро мзду взял нечистый, да ещё с процентами. Только Бог дарит нам всё просто так и ждёт, когда же мы Его позовём. Воскликнем «Слава Богу!» или же возопим: «За что мне это? Почему у других так, а у меня этак?».

Прошу у Бога одного: мудрости. Чтобы понимать, что Он хочет мне сказать и ощущать Его присутствие. Ведь я так долго в Него не верила.

Из письма П.К.Б.,
Украина
Фото: Fotolia/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №34, сентябрь 2015 года